«Танго» равно «мы» — проект Orquesta Primavera, СПб

«Танго» равно «мы», это неделимо

Чаепитие в «Этажах» с музыкантами проекта Orquesta Primavera (СПб) 7 апреля 2016 г.

В Петербург пришла весна.  Она сквозит во всем: в набережных, в воздухе, в глазах прохожих. Этим весенним днем мы встречаемся с самым «весенним» питерским коллективом – Orquesta Primavera. Уже несколько лет участники проекта исполняют танго. Музыканты играют не только в нашем родном Петербурге, но и успешно гастролируют.  


Resize of IMG_9429_ок

Сегодня с нами пьют чай:
Глеб Колядин — фортепиано и все остальное, что имеет черно-белые клавиши;
Антон Глушкин – гитарист на всех типах гитар;
Виктория Мисайлиди  – скрипка, тут все просто;
Дмитрий Олегович – аккордеон – тут все не так просто. 


ИМ: Кто-нибудь из вас танцует танго?

Хором: Нет.

Дмитрий: Попытки были у меня и у Вики. У меня даже многочисленные.

Виктория: У меня получилось так, что танго я играю как музыкант, а танцую я сальсу.

Хором: Ты танцуешь сальсу??! ( Все как один поворачиваются в сторону Виктории. Похоже, это для всех сюрприз.)

Виктория: Да, танцую сальсу. А вот латину как музыку совсем не люблю и не хочу ее играть. Забавно, правда?

ИМ: Почему же танго-попытки ничем не закончились?

Дмитрий: Мне кажется, я еще не готов танцевать танго. Это слишком сильная история, которая требует погружения. Я пробовал заниматься, получил основы. Но в какой-то момент я понял, что это может захлестнуть меня с головой. А я помимо этого хочу заниматься и другими вещами, у меня много интересов. Возможно, в будущем я вернусь к танго, но не сейчас .

Resize of IMG_9431_ок

ИМ: Среди музыкантов есть выражение «играть в ноги»… (Все согласно кивают.) Как вам это удается, если вы сами не танцуете танго?

Антон: Это очень похоже на работу с вокалистом. Когда оркестр работает с вокалистом, музыка ориентирована на голос, а не наоборот. Музыканты работают «с оглядкой» на вокалиста.

Дмитрий: Также есть разница в репертуаре и в подходе. На концерте другое ощущение времени, ты можешь позволить себе эксперименты, импровизацию, отступления от программы. Когда на сцене есть танцевальная пара, то мы играем так, чтобы им было комфортно танцевать.

ИМ: То есть «играете в ноги»?

Антон и Дмитрий: Да, именно так.

ИМ: А если вы играете не для шоу-пары, которая исполняет отрепетированный танец, а для милонги, куда пришли люди ради социального танго?

Виктория: Тогда тем более мы стараемся играть «в них». Станцованная шоу-пара может сгладить некоторые огрехи оркестра за счет своего опыта, кроме того, мы готовим такие выступления заранее. А на милонгу приходят обычные любители танго, в том числе и те, кто еще учится. Им в первую очередь важен ритм, музыка должна быть удобной для танцевания. В этом случае мы будем играть несколько иначе, чем в концертном варианте.

Resize of IMG_9592_ок

ИМ: Давайте для примера представим, что вы исполняете одно и то же произведение в двух версиях – на концерте и на милонге. Какова будет разница для вас?

Дмитрий: Такого не бывает. Для милонг у нас подготовлен отдельный, не концертный репертуар. При подготовке этой программы мы советуемся с танго-преподавателями, танцорами, диджеями. Мы учитываем их мнение, чтобы музыка была комфортной для «ног».

ИМ: Есть ли для вас разница: играть перед залом, который сидит и слушает, или перед залом, который танцует? И что для вас легче?

Антон: На данный момент нам легче играть для слушателей. Это потому, что на сегодняшний день у нас были преимущественно концертные выступления. Как музыканты мы все учились именно этому. Но нам всегда хотелось получить больше опыта исполнения музыки на милонгах.

ИМ: А почему вы выбрали играть именно танго?

Антон: Каждый из нас интересуется и развивается параллельно в разных проектах. Например, у Глеба есть довольно известная рок-группа, Вика играет много академической симфонической музыки, я играю электронную музыку. Дмитрий также любитель музыкальных экспериментов. Периодически эти наши ипостаси пересекаются. Танго – одна из сфер, которая всем нам интересна. Это нас объединило и удерживает вместе.

ИМ: И как давно танго удерживает вас вместе?

Дмитрий: В этом составе — года два. Сейчас у нас второе рождение, подобрался очень мощный состав, настоящий dream team – и это нас очень радует.

Виктория: Да, это прекрасно. Когда я создавала коллектив, много лет назад, в нашем составе были совсем другие люди. Собрать хороших музыкантов трудно, но возможно; а вот привлечь единомышленников и сработаться с ними чрезвычайно сложно, на это уходят годы. Поэтому для нас ценно то, что мы работаем именно в таком составе.

ИМ: То есть создатель коллектива – Виктория? Единственная девушка в вашем оркестре?

Resize of IMG_9460_ок

Виктория (слегка смутившись): Ну, в общем, да.

ИМ: Когда это было «создание коллектива»?

Виктория: В 2008 году. Тогда я работала в Театре музыкальной комедии. Мне повезло принимать участие в нашумевшей в то время постановке «Мечты о танго». В ней были заняты многие из тех, кто по сей день успешно танцует и преподает танго в нашем городе. В то время они были гораздо менее известны и опытны, чем сейчас. Уникальность проекта была в том, что хореограф-постановщик был из Аргентины (Долорес дель Амо, прим. ИМ), ноты прислали из Аргентины, оттуда же приехал бандеонист и приглашенная танго пара. Эта интернациональная команда в течение нескольких месяцев работала с нашими танцорами и артистами, чтобы сделать шоу с настоящим аргентинским духом. Мне посчастливилось быть концертмейстером оркестра. Музыка танго пленила и увлекла меня, я поняла для себя, что хочу заниматься именно этим. И решила создать свой коллектив.

ИМ: А кто у вас в коллективе лидер?

(Все молча смотрят в сторону Дмитрия. Убедительно.)

Resize of IMG_9522_ок

Дмитрий: Да, меня можно назвать лидером. Но это только часть истории. Когда-то, еще в мою бытность студентом консерватории, мы с ребятами создали коллектив Tango Nuevo Studio. Играли исключительно Пьяццолу, и это был весьма качественный проект с хорошими музыкантами. Но в какой-то момент времени по разным причинам он прекратил свое существование, и с тех пор мы объединились с Викторией.

Виктория: Это было в 2009 году.

Дмитрий: 7 лет назад? Ох, ничего себе…. (Печаль отражается на челе Дмитрия, но недолго.) У нас бывали некоторые перерывы в совместном творчестве, но мы до сих пор работаем вместе. В текущем составе, как я уже раньше говорил, мы существуем два года.

ИМ: Каково распределение ролей в вашем коллективе? Мать-основательницу мы нашли, лидера тоже. Что вносят остальные?

Антон: Мы либеральны до безобразия, у нас нет ролей. (Все улыбаются.)

Дмитрий: Да, мне тоже кажется, что у нас нет четких ролей. Если кто-то проявляет инициативу – мы все подхватываем.

Виктория: На мой взгляд, роли все же есть, и зависит это от энергии, которую каждый несет. Вот, например, Антон – сильная двигательная энергия. Он привнес то, чего у нас до него не было: захотеть и добиться. К примеру, именно Антон сподвиг нас на поездку в Италию.

Resize of IMG_9505_ок

Антон (смущенно, но польщенно): Вика, продолжай, продолжай… Кстати, Виктория – это, наверное, наша душа. А Дмитрий – мозг. (Дмитрий хитро улыбается.)

Виктория: Я хочу рассказать об одном важном событии, которое нас объединило в этом составе и дало мощный толчок в творчестве. Это был конкурс в Италии (PIF Castelfidardo), в который я изначально слабо верила. Если бы не Антон, мы бы вряд ли решились. Он нас собрал в кучку и сказал: «Все, мы едем, участвуем в трех номинациях, начинаем готовиться прямо сейчас!». В итоге, во всех трех номинациях мы взяли места, в одной из них – первое, нас прекрасно принимала итальянская публика. Но самое главное, мы вышли на новый исполнительский уровень и еще больше сплотились как команда. Это случилось осенью 2014 года и оказало огромное влияние на наше дальнейшее развитие. Кроме конкурса, мы еще поездили по теплой сентябрьской Италии. В общем, у нас остались самые приятные впечатления. Мы как коллектив по-новому себя ощутили. Это было нашим большим и важным достижением.

ИМ: Глеб, а как Вы осознаете свою роль? Какова она?

Глеб: Я хорошо чувствую, где есть какая-то брешь, кто-то чего-то не может, и я начинаю «латать» это.

Виктория: Да, Глеб у нас уникален тем, что очень тонко чувствует людей и ситуации, умеет все сглаживать.

Resize of IMG_9510_ок

Дмитрий: Что касается музыкальной части, то фортепиано (инструмент Глеба) — это базовый инструмент, который объединяет в себе и ритм, аккомпанемент и мелодию. Так что Глеб и как личность, и как музыкант – интегрирующее начало для нас.

ИМ: Как с течением времени меняется ваш коллектив и вы сами?

Антон: Происходит взаимопроникновение и взаимопересечение наших проектов. Если у кого-то из нас есть интересный проект вне Orquesta Primavera, то мы стараемся друг друга туда приглашать. Потому что мы знаем друг друга с профессиональной точки зрения – раз, и можем полагаться и рассчитывать друг на друга — два. Из этого часто получаются интересные штуки. В этом коллективе мы объединены темой танго, но сейчас уже мы вместе играем и в других проектах.

Понимаете, когда мы в нашем коллективе видимся часто и проводим вместе много времени, подолгу репетируем, то возникает особая творческая общность, сонастройка друг с другом. Зачастую мы на интуитивном уровне понимаем, что сейчас будет происходить.

ИМ: Это тот случай, когда один только подумал, а второй уже понял?

Антон: Да-да, именно.

Дмитрий: На самом деле, это очень, очень ценно.

ИМ: Как вы принимаете решение о том, что вы возьмете в репертуар? И, наоборот, от чего откажетесь (если такое бывало)?

Глеб: Определенное значение имеют дедлайны. Например, когда мы готовимся к определенному ивенту . Мы репетируем в усиленном темпе, чтобы успеть к сроку. Даже если мы подготовим не все, что запланировали, все равно это будет отличным стимулом.

Дмитрий: Бывает так, что и случайность влияет на это. Например, услышишь какую-то новую вещь или встретится новая партитура – и понимаешь, что хочется ее сыграть. Или просто у кого-то из нас возникает желание что-то сделать. Вот, например, Вика так частенько делает.

Resize of IMG_9491_ок

ИМ: А было ли так, что вы брали какую-то вещь и через некоторое время от нее отказывались?

Виктория: На самом деле, это происходит постоянно. Мы играем что-то, потом откладываем…

Дмитрий: Мы не выбрасываем, мы просто откладываем на некоторое время.

ИМ: А почему так происходит?

Антон: Бывает так, что берешь произведение и понимаешь – да, оно! Потом начинаешь с ним работать, и первое очарование улетучивается. Приходит понимание, что «да не так уж это и…». А еще позже — «не-не-не»…

Виктория: По моему мнению, следует избегать замыленности и музыкальной усталости. Лучше что-то отложить и вернуться позже.

ИМ: Какие у вас были проекты вне Orquesta Primavera, поделитесь.

Антон: Мы с Глебом играли и рок, и выступали в Дживаном Гаспаряном (армянский дудук), участвовали в спектакле с песочной анимацией по сказке Экзюпери «Маленький принц», сейчас вот подготовили большое выступление, вместе c другими музыкантами, на музыку Майкла Олдфилда, будет 22 апреля в «Колизее» ( рок-симфония «Tubular Bells II» — прим ИМ) .

ИМ: Есть ли у вашего коллектива знак, тотем?

Глеб: Мне почему-то кажется, что то место, где мы репетируем – это наш талисман, знаковое место для нас. Дима живет в историческом центре города, и в той комнате, где мы обычно все встречаемся, есть какой-то особый колорит или дух. Нам сейчас уже кажется странным встречаться и репетировать не там. Там и стены и аура – наши, особые.

ИМ: Есть ли у вас традиции или правила?

Виктория: Мы не приверженцы особо строгих правил.

Дмитрий: После выступлений любим посидеть вместе.

Антон: Мы же музыканты, и мы страшно импульсивны. Частенько ругаемся и спорим, но это всегда беззлобно. Если мы все вместе пришли на репетицию, собрались поиграть вместе, значит каждому из нас это надо. Взаимная заинтересованность – вот наше базовое правило.

ИМ: Расскажите, пожалуйста, о самом ярком эпизоде, казусе.

Все вместе: Это же контрабас!

ИМ: А что не так с контрабасом?

Resize of IMG_9539_ок

Антон (смеется): С контрабасом все так…. Давайте я расскажу. Дело было так. Когда мы полетели на конкурс в Италию….нет, мы не забыли контрабас. В дальних поездках, где нужно перемещаться самолетом, есть определенные сложности с перевозкой крупных инструментов, таких как контрабас. На инструмент покупается два (!!!) места и вдобавок его нужно специальным образом закрепить. Обычно музыканты стараются организовать так, чтобы арендовать инструмент на месте. Мы решили поступить так же. Тут нужно сделать ремарку о специфике итальянцев. Итальянцы – это такой народ, который искренне хочет вам помочь, но у них не получается. Они очень стараются, беспокоятся, куда-то звонят, о чем-то договариваются, они горят – просто у них не выходит. Я убедился в этом много раз.

Ну так вот. Мы связались с организаторами, попросили контрабас. В день нашего выступления, уже пора выходить на сцену, стоим буквально за кулисами на «низком старте» — контрабаса нет. Мы нервничаем, пропускаем других музыкантов на сцену, чтобы оттянуть время. Контрабаса нет. Мы выпиваем по десятой чашке кофе. Контрабаса нет. Время выходить на сцену. Курим. Пьем кофе. Нервничаем.

И тут видим картину маслом: по извилистой улочке итальянского средневекового города едет, точнее, еле втискивается между домами…. экскаватор, в ковше которого болтается наш контрабас. Городок холмистый, улочки узкие, этот агрегат еле передвигается, жалобно грохоча, кажется, что он сейчас все порушит. И в его ковше контрабас! Выходят люди в спецовках, настроенные очень серьезно, и начинают его выгружать. А выступали мы в здании старой церкви, на Ратушной площади, в центре города. В общем, все это происходило на глазах у изумленной публики и было до невозможности анекдотично.

Вот кто додумался сделать это так? Кто эти люди???

Конечно, он (контрабас) нам не подошел.

Второй привезли из Вероны и он тоже никуда не годился. А третий доставили из-под Рима, это был настоящий старый инструмент известного мастера. Истинный шедевр. Наш контрабасист Саша не спал потом всю ночь, не мог наглядеться. Кстати, у него было всего минут 10 перед выходом на сцену, чтобы попробовать инструмент.

Дмитрий: В следующий раз, наверное, будет пожарный дирижабль (смеется).

Resize of IMG_9533_ок

ИМ: Если представить, что в вашей музыкальной жизни нет танго – что будет?

Виктория: Скорее, я бы так сказала: не «не будет танго», а «не будет нас в этом проекте». Потому что для нас «танго» равно «мы», это неделимо.

Антон: Из этого сочетания людей с таким музыкальным бэкграундом танго вычеркнуть невозможно.

ИМ: Какие танго оркестры являются для вас ориентирами?

Дмитрий: Всю танго-музыку можно разделить на концертную и танцевальную. Среди концертной нам всем нравится tango contemporary. Рамиро Гажио, к примеру. Лично мне очень импонирует квинтет Агри – Муссолини. У нас достаточно много в репертуаре музыки, написанной уже в 21 веке. Ее мало кто играет, а нам интересно. Ну и Пьяццола, конечно; мы почти все его квинтеты сыграли.

Что касается танцевальной музыки, то мы много общаемся с танцующими парами, с преподавателями танго, мы постоянно прислушиваемся к ним при выборе репертуара. У нас много друзей среди аргентинских композиторов и танго-оркестров, они присылают нам ноты, и мы с удовольствием играем эту музыку.

ИМ: Ну и традиционный вопрос — о ваших творческих планах.

Дмитрий: Мы сейчас готовим милонгу. Это был большой секрет, вы первые, кто узнал. Планируем провести 19 апреля в «Ткачах». Для нас это первый такой опыт, надеемся, получится интересно.

Виктория: Мы давно к этому идем, но все время что-то срывалось, не получалось. Мы хотели организовать именно свое мероприятие, так как есть разница – выступать как приглашенный оркестр или на своем ивенте. И вот, наконец, все сошлось и получилось. 19 апреля в «Ткачах» мы выступаем и как организаторы, и как музыканты. Если все получится, в Питере будет регулярная милонга с живым оркестром.

Resize of IMG_9503_ок

Дмитрий: Нам удалось найти подходящее место, что немаловажно. Мы проделали большую работу, чтобы подготовить план зала, звук, гардероб, нюансы программы. Это трудоемкий процесс, мы рады, что все получилось. На пилотной милонге диджеями будут Кирилл и Лариса, живая музыка будет чередоваться с их тандами.

Виктория: Еще в июне мы выступаем на фестивале «Танго белых ночей» 2016 на одном из шоу.

ИМ: Конкурсы, фестивали?

Дмитрий: Мы все время и всюду хотим, но, на самом деле, непросто найти конкурс, условиям которого мы соответствуем с нашим составом. Если что-то находится подходящее, то мы стараемся принимать участие. Сейчас вот общаемся с Парижем, смотрим также в сторону Португалии.

ИМ: Большое спасибо за общение, ТангоПитер.RU желает вам творческих успехов, и до встречи на ваших концертах и милонгах.


Санкт-Петербург, 7 апреля 2016 г.

Беседовала – Ирина Муравьева (ИМ — ТангоПитер.RU ).

Фотографировала – Юлия Климович (Санкт-Петербург).

2 комментария

Добавить комментарий